06:57 

just_war
Больше, чем встречает глаз
Изгой Глава 28
Прощай, друг мой.
Часть 2


Пер. SturmFliege

Йакон, Военная Академия, Специальное подразделение 000, пятьдесят тысяч ворнов назад.
Представители многих видов органических существ были бы удивлены, узнав, что бессонница не является исключительной прерогативой созданий из плоти и крови.
Громовержец шел по запутанным коридорам - хотя частично он уже освоился с этим лабиринтом. Он пока не так давно состоял в этом секретном армейском подразделении, но обучение было настолько плотным, что ему казалось, будто он провел здесь уже целые ворны. Шли циклы, Громовержец усваивал всё новые знания и боевые приемы, и у него возникало чувство, будто какая-то частичка его сущности уходит, исчезает в недрах отлаженного механизма войны.
Была одна вещь, которой он никак не мог научиться - эффективный способ заглушить постоянное внутреннее недовольство, беззвучный голос, который словно задался целью не давать ему покоя. Было ли принятое решение правильным? Был ли в его жизни хоть какой-то смысл?
Возможно, он просто вечный нонконформист. Возможно, он слишком много думает - опасное занятие, учитывая тот факт, что он находится там, где в первую очередь важны действия. Воин не может позволить себе роскошь нерешительности, иначе его сомнения станут его погибелью.
Поэтому вместо подзарядки он отправился на стрельбище; он часто бывал там в последнее время - там можно было выпустить на волю свою ярость и одновременно повысить боевое мастерство. Громовержец был слишком горд, чтобы признаться в этом даже себе самому, но для того, чтобы прекратить быть всего лишь еще одной шестеренкой в механизме, он должен стать лучшим в своем классе, он должен стать элитным солдатом...
Гаснущее сияние слева привлекло его внимание. Громовержец обернулся, но не увидел ничего. Однако он не был бы собой, если бы успокоился на этом. Подстроив оптические сенсоры, он обнаружил наличие незримых частиц - это доказывало, что свет ему не померещился, хотя сейчас от него остался только этот невидимый след.
Поле для лётных тренировок... но кто мог быть здесь в это время? Никому не было позволено появляться в самой закрытой части всего учебного комплекса вне расписания.
Фиолетовый свет замерцал снова, рассеяв все сомнения в том, кто же был нарушителем запрета.
Громовержец заглянул в полуоткрытый входной проем как раз вовремя, чтобы увидеть, как Деформер появляется из подпространства после неудачного прыжка - об этом свидетельствовало недовольное выражение его лица.
Логическое продолжение сцены - черный сикер упал на колени и ударил кулаком по металлическому покрытию поля. Было странно видеть обычно веселого и беззаботного Деформера в таком настроении; еще одно доказательство того, насколько обманчивыми могут быть внешние проявления.
Громовержец ощутил неприязнь к Деформеру почти сразу же, как познакомился с ним. Заинтересованность от встречи с другим сикером той же самой модели, в которую переделали самого Громовержца, быстро исчезла, как только стало ясно, насколько Деформер тщеславен, себялюбив и беспечен. Хватило одного взгляда, чтобы понять, что черный сикер куда больше интересовался развлечениями с фемками, нежели вопросами, связанными с карьерой военного.
Но внешние проявления действительно могут быть обманчивыми.
Ни следа беззаботности не было на лице трансформера, который стоял на четвереньках и с безмерной горечью взирал на торчащего перед ним боевого дрона - целого и невредимого, наглядное свидетельство неудачи.
- Деформер?
Пожалуй, больше всего звуком собственного голоса был испуган сам Громовержец. Он поначалу хотел просто уйти, и пусть себе Деформер и дальше упражняется по ночам в телепортации, но вместо этого заговорил с ним.
Быстро, как и положено сикеру, Деформер оказался на ногах, а хмурое выражение на его лице сменилось обычной ухмылкой.
- А, привет, Гром... Что ты тут делаешь так поздно?
- Я могу задать тебе тот же вопрос, но это будет бессмысленно, - отозвался Громовержец, окидывая взглядом полдюжины боевых дронов, по-прежнему абсолютно целых, хотя на металле поля остались бесчисленные отметины от выстрелов.
Деформер расхохотался и почесал в затылке.
- Это ты насчет этих груд хлама? Ну-у, я просто немного подурачился, ты же понимаешь... Никак не мог войти в режим подзарядки, поэтому пошел сюда. Я что, оставил вход открытым, да?
Громовержец подошел к одному из боевых дронов - единственному, который не стоял, а лежал.
- Как давно ты владеешь телепортацией?
- С самого создания, - ответил Деформер, явно смущенный. - Трудно поверить, учитывая, как у меня с этим плохо, а?
- Ты отлично телепортировал нас, когда конусоголовые напали на меня - ну, когда я только сюда прибыл.
- А, да... Ну, это было просто. Я четко знал координаты места назначения, не говоря уже о том, что это было закрытое помещение... Хотел бы я справляться не хуже в боевой ситуации, но мне, ржавчина заешь, никак не удается... Я всегда появляюсь не там, где надо, как бы я ни старался, и, конечно же, стреляю мимо... иначе все эти шлаковы дроны сейчас были бы уже металлоломом.
- Хм... Я, конечно, знаю о телепортации только самые основы, но я читал, что всё дело в скорости, расчете и инстинкте. Я видел, как ты летаешь: ты очень быстрый. Думаю, проблема у тебя не в скорости.
- Нет, моя проблема - в мыслительных оболочках. Как говорит Скандюк, Вектор Сигма, должно быть, очень наэнергонился перед тем, как наделить способностью к телепортации неудачника вроде меня... скажем прямо, Гром, я трансформер не особо умный. С самого моего создания все говорили, что я - ошибка, никудышный телепортатор, потому что моего процессора не хватает, чтобы заставить эту способность работать. Единственная причина, по которой меня взяли в это подразделение - это то, что я единственный сикер-телепортатор в армии, иначе я стал бы каким-нибудь грузовозом второго класса... Но ты же сам видишь, я уже давно не спарклинг, а все никак не могу освоить эту шлакову способность... Я уже думаю, что и никогда не смогу.
Деформер склонил голову; страдание, которое он испытывал сейчас, совершенно не вязалось с его обычным поведением. Громовержец невольно почувствовал сочувствие к нему, удивившись собственной реакции и неожиданному интересу к несчастному сикеру.
- А я так не считаю, - заявил Громовержец после недолгого молчания.
- Что?
- Мне кажется, ты веришь, что у тебя в конце концов всё получится, иначе тебя сейчас здесь не было бы.
- Ч-что ты имеешь в виду?
- Ты ведь каждую ночную смену здесь тренируешься, верно? Я вот думаю, сколько правды в твоих похвальбах о том, как ты удираешь из Академии, чтобы пошляться по тавернам и домам наслаждения. На самом деле ты ходишь сюда, верно?
- Э-э... нет... ну, разве что иногда...
Громовержец пнул боевого дрона, валявшегося у него под ногами и встал прямо напротив сконфуженного Деформера.
- Я буду твоим противником. Телепортируйся и попробуй внезапно атаковать меня.
- Что? Ты же не всерьез...
- Делай так, как я сказал. Куда лучше тренироваться с живым противником.
- Хм... Я не знаю, Гром... Если я сделаю ошибку в телепортации и прихвачу тебя на середине процесса, то это может нас обоих серьезно повредить, даже убить...
- Значит, не делай ошибок. Давай, телепортируйся!
- Я... я не уверен...
- Шлак побери, Деформер, ты воин или петрокролик? Наверное, лучше было бы, если бы тебя сконструировали одним из этих тупых дронов!
Как и подозревал Громовержец, спровоцировать Деформера оказалось легко. Лицевые пластины черного сикера сложились в гримасу ярости, а в следующее мгновение на том месте, где он только что стоял, остались лишь пустота и фиолетовое мерцание.
В тот же миг Громовержец развернулся и с силой оттолкнул прочь фигуру, возникшую прямо позади него.
- Слишком предсказуемо! - хмыкнул он. - Попробуй еще раз.
Деформер нахмурился, но снова исчез.
И снова.
И снова.
Никто их двух сикеров не мог сказать, сколько ударов друг другу они нанесли в ту ночь. Но оба они знали, что в ходе этой тренировки, какой бы жесткой она ни была, начало выковываться нечто много более прочное, нежели сталь.
***
Несколько бримов спустя Громовержец с размаху уселся наземь; Деформер последовал его примеру. Оба сикера были вымотаны, их корпуса были покрыты вмятинами.
- А, ш-шлак... Я и не знал, что можно сжечь столько топлива всего за несколько бримов... У меня все сервомоторы перегрелись, - сказал Деформер. - Знаешь, Гром, ты не кажешься с виду таким уж крепким бойцом... Но, честно говоря, не хотел бы я встретиться с тобой в настоящем сражении.
- Это... взаимно, - отозвался Громовержец, его вентиляционные системы усиленно гоняли воздух. - Если бы это было настоящее сражение, ты убил бы меня по меньшей мере три раза, не говоря уж о том, что серьезно ранил бы раз десять...
- Да? Ну, а ты превратил бы меня в хлам двадцать четыре раза подряд... а на этом я прекратил считать.
- Пойдем, - произнес Громовержец, поднимаясь на ноги и протягивая руку Деформеру. - Утренняя смена начнется меньше чем через два брима, а нам надо подзаправиться, если мы хотим пережить сегодняшнее обучение.
Деформер сжал его ладонь и, поднявшись на ноги, так и не отпустил ее.
- Спасибо, Гром, за всё... ну, ну, ты понимаешь...
- Не за что, Деформер. Мне самому нужна была хорошая боевая практика.
- Можешь называть меня Деф.
- Что?
- "Деф" мне нравится больше... Не то, чтобы я не любил свое имя, оно мне по нраву, но ты можешь называть меня Деф.
- Отлично... Значит, будет Деф.
В ту ночь было заключено молчаливое соглашение. Они никогда не говорили об этом вслух, но мысленно и Громовержец, и Деформер поклялись, что всегда придут на помощь друг другу и вместе преодолеют всё, что бы ни уготовила им судьба и каким бы страшным ни оказался ее лик.

***
Земля, настоящее время.
Говорят, что в миг смерти перед оптикой трансформера разворачивается вся его жизнь.
Громовержцу потребовался лишь астроклик, чтобы осознать, насколько лживо это поверье.
Нельзя увидеть всю жизнь за один-единственный миг, не определяемый обычными единицами времени.
В основном потому, что это происходит слишком быстро.
Не было времени на пересмотр всей жизни. Смерть позволяет жертве узреть лишь одно воспоминание, особенно если в этом воспоминании фигурирует предполагаемый убийца.
Орудия Деформера изрыгнули лазерный огонь, но Громовержец осознал, что выстрел был направлен не в него, лишь в тот момент, когда подлинные цели рухнули наземь с огромными, страшными, дымящимися ранами в груди.
Вихрь и Задира даже не успели осознать, что произошло. Они вырубились прежде, чем их корпуса коснулись истоптанной почвы, однако на этом элемент неожиданности, отпущенный Деформеру, был исчерпан. Фингал уклонился от нацеленного в него выстрела и укрылся за стволом дерева, ведя ответный огонь.
Деформер был ранен в плечо. На миг он потерял равновесие, но тут же нырнул в укрытие. В течение нескольких астросекунд была слышна лишь смертоносная симфония лазерных выстрелов, которыми обменивались оба десептикона, пока наконец Фингал не решил прибегнуть к иному образу действий.
- Прекрати немедленно, Деформер, или я пристрелю твоего дружка! - заорал Фингал, сопровождая угрозу выстрелом, прошедшим почти вплотную к фюзеляжу Громовержца.
- Поосторожнее с пушками, Фингал! Не забывай, что я могу телепортироваться прямо рядом с тобой и превратить твою уродливую рожу в симпатичный наборчик обгорелых схем. Как тебе это понравится?
- Тогда почему ты этого еще не сделал? - возразил Фингал. - Не смеши меня, клоун! Тут кругом полно деревьев и камней. И дай-ка я догадаюсь, ты боишься оказаться замурованным в один из них прежде, чем закончишь свою дурацкую телепортацию. Попробуй что-нибудь еще, летун, потому что это ооочень старый фокус!
- Просто проваливай! Какой смысл сражаться? Твои сотоварищи не так уж сильно повреждены и врубятся через несколько бримов... Еще раз говорю: это не ваша забота! Это мое и только мое дело, ржавчина заешь!
- Ага, точно, так и вижу, что Мегатрон хвалит меня за то, что я бросил своих товарищей - снова - и позволил дезертиру сбежать. Мечтать не вредно, шлакоед! И кроме того, мне кажется, что тут не один предатель, а два!
Как ни странно, похоже, слова Фингала ничуть не оскорбили Деформера.
- Ладно, ладно, ты выиграл... ты совершенно прав, Фингал, поэтому предлагаю не страдать ерундой, а поговорить на твоем собственном языке. Другими словами, заключим сделку.
Фингал хмыкнул, по-прежнему оставаясь в укрытии.
- Такие слова я всегда рад слышать. Что ты можешь предложить мне, летун?
- Пятьдесят кубов энергона и сто тысяч кредиток, если ты поможешь мне утащить Громовержца отсюда.
- Соблазнительно, соблазнительно... Но недостаточно. Давай, ты же можешь предложить больше.
- Ладно! Пятьдесят кубов энергона сейчас, еще двадцать в следующем декацикле, и сто пятьдесят тысяч кредиток.
- Хм-м... и?
- И... обещание, что я не стану превращать тебя в хлам и продавать твои останки на металлолом! Полагаю, эти процедуры тебе хорошо знакомы. Не спросить ли мне о них Осилка, а? Я слышал, что из его головы получился хороший мусоросборник, прежде чем она вернулась обратно на его шею.
- Фи-и... я что, обречен выслушивать эти напоминания вечно? Это старая история. И, к твоему сведению, я не виноват. У меня был просто небольшой сбой в личностном узле, вот и всё...
- Да мне всё равно! Так что ты решил?
Фингал вышел из укрытия; похоже, предшествующий боевой настрой испарился под сияющими лучами предвкушения будущей выгоды.
- Я согласен, - заявил он. - Что ты от меня хочешь?
Деформер тоже покинул свое убежище за скальным выступом и подошел к Громовержцу.
- Помоги мне поднять его.
Фингал пожал плечами, но подошел ближе.
- Что бы ты ни говорил, но ты слишком рискуешь ради этого подлого предателя.
Громовержец вздрогнул, когда Деформер наклонился над ним и помог сесть. Прикосновение не было грубым, но и осторожным тоже.
- Д-деф...
- Заткнись. Ты можешь идти?
Громовержец поморщился от боли, попытавшись шевельнуть исковерканной правой ногой.
- А-а, ш-шлак... нет... никак.
- А лететь?
Громовержец бросил короткий взгляд на свое наполовину отрезанное крыло.
- А ч-что... похоже... будто я могу... лететь?..
- Похоже, что ты едва можешь говорить, - с ухмылкой вставил Фингал.
- Я плачу тебе за помощь, а не за твое драгоценное мнение! - прорычал Деформер. - Помоги мне поднять его, живо!
- Из тебя вышел бы никудышный предводитель, - заметил Фингал, однако перекинул через свое плечо левую руку Громовержца, в то время как Деформер то же самое проделал с правой.
Громовержец зарычал от боли, когда Деформер неосторожно коснулся поврежденного крыла.
- Ой, да прекрати этот шлаков спектакль, а? - фыркнул Фингал. - Не так уж сильно Вихрь тебя порезал. Я видел куда худшую его работу.
- Правда? И где? На свалке металлолома? - По голосу Деформера было понятно, что его и без того плохое настроение ухудшилось еще больше. - Заткнись и активируй свою антигравитационную систему.
- Как прикажете, сэр! Уф-ф... Что за тон? Кто ты вообще такой и куда дел Деформера? - съязвил Фингал, когда они оторвались от земли.
В другое время Деформер в ответ высказался бы от души, но сейчас он промолчал. Он был погружен в собственный мир и пребывал далеко от всего окружающего. Он продолжал крепко держать Громовержца, но в то же время казалось, что прикосновение к корпусу бывшего друга для него почти невыносимо.
- Эй, - нарушил молчание Фингал, когда они набрали высоту. - Как ты думаешь, Громоржавец, на сколько кусочков ты разлетишься, если мы сбросим тебя отсюда? Подходящая смерть для предателя, тебе не кажется? И вообще, даже и не думай, будто я забыл о том, что ты сделал со мной тогда на "Немезисе".
Громовержец не ответил. Активность всех его систем затухала, пытаясь заставить его войти в стазис и тем самым предотвратить дальнейший ущерб. Но он сражался с беспамятством, словно со злейшим врагом. Громовержец не знал точно, что намерен делать Деформер, однако понимал, что друг спас его не только в память о прежнем товариществе. Что-то еще было на уме у Деформера; Громовержец не был бы удивлен, если бы тот последовал предложению Фингала и уронил бывшего друга с этой высоты. Может быть, у Деформера хватило бы милосердия добить падающего выстрелом прежде, чем земля примет его корпус в свои неласковые объятия.
- Куда мы вообще тащим его? - спросил Фингал.
- На "Арк", - после короткой паузы отозвался Деформер.
- У тебя что, процессор перегрелся?
- А куда, по-твоему, я должен его отнести? Доставить его к Крюку?
- Это было бы уж точно безопаснее, чем входить во вражеское воздушное пространство. Ты знаешь, что с нами сделают автоботы, как только засекут нас? То, что ты мне заплатишь, не покроет страховку за мою жизнь!
- Шлак тебя побери, боевикон! Я уж думал, что ты не можешь быть трусливее, чем есть! Мои радары засекли поблизости отсюда автоботский патруль. Нам надо пролететь всего пару механомиль на восток, и мы их перехватим. Не думаю, что они станут стрелять по нам, когда увидят, кого мы тащим.
- Ну нет уж, это ты сам! Хватит того, что я не пристрелил этого предателя, но дальше я в эту государственную измену не полезу. Если я встряну в дело, от которого так воняет предательством, Мегатрон из моей головы урну сделает. И кроме того, я лучше помогу своим товарищам по несчастью прежде, чем Осилок что-нибудь заподозрит. - С этими словами Фингал скинул с плеч руку громовержца и полетел в обратном направлении.
- Ты что творишь, трусливый комок шлака? А ну возвращайся! - заорал Деформер, делая предупредительный лазерный выстрел вслед Фингалу, но боевикон скрылся из поля зрения прежде, чем сикер успел прицелиться.
Разразившись цветистым потоком кибертронских ругательств, Деформер покрепче ухватил искалеченный корпус бывшего друга.
Почуяв шанс, Громовержец попытался заговорить снова:
- Деф... я...
Деформер наградил его убийственным взглядом.
- Ты что, не слышал - я сказал тебе заткнуться! Не смей разговаривать со мной, понял, Гром? Не смей! Мне надоели и твои проблемы, и поганый автоботишка, который всё это время скрывался под твоей ржавой обшивкой! Шлак! Где, хлам их побери, этот клятый патруль?
Точки на радаре Деформера по мере приближения превращались в два силуэта, позади которых тянулось облачко пыли.

***
Сотни тысяч ворнов войны оставили невероятное количество данных в ячейках памяти Мерцателя, однако один звук особенно четко отпечатался в них. Приближался рассвет, когда автобот снова услышал этот проклятый звук - характерное урчание двигателей сикера.
Услышал его и Апперкот. Он узрел Деформера прежде, чем это подтвердили показания радаров. Из-за дополнительного груза полет сикера был не столь изящным, как обычно.
- Что за шлак?.. - спросил Апперкот, извлекая оружие.
Мерцатель повторил его движение, прицелившись в приближающегося Деформера.
- Мерц... - произнес Апперкот.
- Ш-ш-ш... погоди... не стреляй, пока я не скажу.
Близнецы стояли неподвижно, пока Деформер не спустился с небес, приземлившись всего в нескольких механометрах от них.
- Я не причиню вам вреда, автоботы, - первым заговорил сикер. - Сейчас не причиню.
- Допустим, я поверю... - отозвался Мерцатель. - Но мне кажется, ты должен нам кое-что объяснить, не так ли, Деформер?
- Я не обязан ничего объяснять жалкому автоботишке.
- О, прости за настойчивость, но я думаю, тебе всё же придется это сделать, учитывая, кого ты несешь и, что еще более важно, в каком он состоянии... Что, шлак побери, ты сделал с Громовержцем? Вытер им задницу Разрушителя?
- Это сделал не я, - холодно ответил Деформер.
- Правда? А кто тогда, а, десептогад? Зубная фея? - спросил Апперкот. Его пушка была нацелена прямо в голову Деформера.
- Тихо, Ап, - успокоил брата Мерцатель. - Ладно, допустим, мы поверим твоим словам. А почему ты помогаешь ему? Может, я не в своем уме, но мне почему-то казалось, что Громовержец в последнее время не особо популярная персона на "Немезисе" - разве что в качестве кандидата на тренировочную мишень.
Деформер ответил не сразу. Устремив взгляд в землю, он выговорил самые трудные слова в своей жизни:
- Просто... просто позаботьтесь о нем, автоботы.
Затем он повернулся к Громовержцу, и посмотрел на него так, словно видел впервые.
- Когда мы встретимся в следующий раз, мы будем врагами. И тебе придется сражаться насмерть, потому что смерть - это всё, что у меня для тебя осталось. - Голос Деформера звучал отчужденно, как никогда ранее.
Не дожидаясь ответа, Деформер отпустил Громовержца и с силой ударил его в лицо, так, что тот рухнул наземь.
- Эй! - крикнул Мерцатель, угрожающе делая шаг к черному сикеру и искренне удивленный тем, что после такого удара голова Громовержца еще держится на плечах.
Но Деформер не обратил на автобота ни малейшего внимания. Для него на этой пыльной земной равнине не существовало сейчас никого - никого, кроме него самого и того, кто менее чем за один миг из брата превратился во врага. И ничего, кроме пустых слов прощания...
- Ты для меня мертв.
Слова Деформера словно бы висели в воздухе еще долго после того, как он телепортировался прочь, оставив за собой лишь обычное облачко фиолетового тумана и обломки былой дружбы.

@темы: Изгой

URL
Комментарии
2011-04-11 в 11:28 

Я прямо даже не знаю, что сказать... С каждой главой всё больше теряешься в догадках, чем же вся эта история закончиться? :-( Это не значит, что мне надоело читать, просто уже так как-то откидываешься на спинку кресла и думаешь: ну-у, тут до развязки ещё долго...По хорошему, Гром уже давно должен был умереть при таких издевательствах

2011-04-11 в 11:38 

just_war
Больше, чем встречает глаз
Он и так чуть не умер. Но Трансформеры - живучие, гады. Это не белковые, на которых наступишь случайно, и все.

URL
2011-04-11 в 13:21 

*Libelle* [DELETED user]
Но Трансформеры - живучие, гады.
Но вот мне как белковой всё ещё трудно к этому привыкнуть :)

2011-04-11 в 21:35 

StahlLicht
Свет, струящийся по стали
Трансформеры - живучие, гады.
А еще им отдельные части заменять куда проще, чем белковым.

2011-04-15 в 19:53 

_Эли_
Патриот вечной зимы
Как прикажете, сэр! Уф-ф... Что за тон? Кто ты вообще такой и куда дел Деформера?

Хмм.. Очень хорошая и верная фраза..

   

just_war

главная