21:43 

just_war
Больше, чем встречает глаз
Не успею завтра выложить очередную главу Изгоя, поэтому...

выкладываю ее сейчас!

Изгой. Глава 34

Один устоит, другой падет




В день смерти сикера Кибертрон проснулся умиротворенным. Ничего не изменилось и, тем не менее, казалось, что время застыло. Руины продолжали осыпаться вокруг чудом стоящих зданий, некоторые из них все еще сияли славой минувших дней. По опустевшим улицам крались бродяги, ища крохи топлива, чтобы протянуть еще один цикл, цикл, наполненный страхом и отчаянием. Йакон и Полигекс, цитадели уникальной расы роботов, миллионны лет уничтожавших друг друга, были тихи. Окопы, форпосты, штаб-квартиры и оружейные склады выжидали, как живые существа ворча и скаля клыки, но не нападая, вечные марионетки на нитках войны.
В день смерти сикера эхо прошлого шелестело ветром в пустом коллизее, в том самом, где шахтер некогда возглавил тысячи меха и где зародилось восстание. Запах энергона бесчисленного количества кибертронцев, вошедших на эту арену и не вернувшихся с нее, оторванные конечности, в последний раз шевельнувшиеся перед глазами жадной до драки толпы, крики боли и дикого торжества слившиеся в особую симфонию, фигура выжившего, победителя с руками окропленными жизнью погибших братьев, искрой, несущей сгнившие останки невинности и жизнью, превратившейся в обратный отсчет.
В день смерти сикера одна-единственная жизнь сыграет большую роль. Лишившаяся души опустошенная планета, поруганная мать, которая больше не оплакивает своих сыновей, но только отводит взгляд, когда гаснет очередная искра, сейчас она вдруг сбросила безразличие, хотя бы потому, что одна-единственная дуэль на которой два ее сына будут убивать друг друга, будет означать и перелом разъедающей ее войны. Материнский инстинкт проснулся и одна ее рука обнимет павшего, память о котором превратится в пыль, а вторая - примет победителя, живого, но навеки покалеченного.
В день смерти сикера страх и надежда разделили братьев, снова делая их врагами. Эмблема мира, эмблема завоеваний – две стороны вращающейся маски, от которой не остается ничего, кроме ухмылки. Смех не был слышен в рядах автоботов, вокруг их оптимизма как упрямый любовник кружил затаенный страх. Десептиконы с энтузиазмом делали ставки заключали пари, все, кроме одного. Умрет ли предатель или эгоманьяк, фиолетовый знак все равно останется в проигрыше. Только один из десептиконов понимал это, тот, кто крыло к крылу летал с ними - сикерами, которые будут сражаться, пока смерть не определит победителя.
В день смерти сикера никто не заметил, что одна тень исчезла.

***
- Все хорошо?
Дружеское касание и банальный вопрос. Карли подняла голову и взглянула на улыбающегося парня.
Он похоже, понял, что его замечание было неуместно.
- Прости, - сказал он, - конечно, не все хорошо… но, пожалуйста, Карли, не переживай. С Громовержцем все будет в порядке. Он хороший парень, он не может проиграть. В конце концов, всегда побеждает правда.
- Я боюсь, Спайк… и ничего не могу с этим поделать. Мне кажется, что должно произойти что-то плохое. Этот бой, все так глупо… зачем нужно, чтобы кто-то погиб? Это так несправедливо… кто бы ни выиграл, итогом будет только скорбь.
- Ага, для десептиконов. Если они вообще могут скорбеть.
Карли нахмурилась.
- В отличие от тебя и автоботов, я не вижу счастья в уничтожении Скандалиста и если ты считаешь, что это повод для праздника, то я разочарована.
- Да же, любовь моя, пожалуйста, пойми. Трансформеры – воины, они ведут войну, они знают, что делают… Автоботы очень серьезно воспринимают вопросы чести, и десептиконы, похоже, тоже. Ну, в некотором смысле. Оптимус говорил мне, что такого рода дуэли – это традиция и они всегда проводятся с честью и гордостью, хотя эти понятия среди десептиконов не слишком распространены.
- Что такого славного в том, чтобы оборвать чью-то жизнь? Пожалуйста, Спайк, если ты не можешь меня понять, то оставь меня в покое. Убийство ничем нельзя не оправдать, каковы бы ни были условия.
Спайк поскреб затылок и опустился на колено рядом с подругой.
- Прости… я не хотел, чтобы это так прозвучало. Ты знаешь, я тоже не одобряю убийства, но дуэль – это другое… Громовержец и Скандалист оба избрали такой способ решить разногласия.
Карли закрыла лицо рукой, от усталости и от страха.
- Нет, прости, Спайк, я просто… я боюсь за Громовержца и мысль о том, что он будет сражаться не на жизнь, а на смерть с тем, кто практически был его братом, меня убивает.
- Не надо бояться, Карли. Мой сын был прав, когда сказал, что правда всегда побеждает.
Юноша и девушка, оба повернулись к мужчине, вошедшему в командный центр Арка. С самой первой встречи Факел Витвики стал для Карли опорой в жизни. Рано потеряв родителей, она полюбила его, как отца.
Он сел рядом с Карли и взял ее за руку.
- У Громовержца добрая и храбрая душа, ему есть ради чего жить и у меня такое чувство, что у него еще будет время завершить свое превращение и стать настоящим автоботом.
Карли вздохнула:
- Хотела бы и я разделять ваш оптимизм…
Факел улыбнулся:
- Ребятки, я расскажу вам одну историю, которую еще никому не рассказывал, даже Шершню, который был тогда со мной.
- Что ты имеешь в виду, пап? - Спросил Спайк, садясь на пол.
- Это случилось, когда трансформеры только появились на Земле, около двух лет назад. Как ты помнишь, сын, Шершень и я пробрались в шахту в Бирме, чтобы установить там изготовленную Гонщиком бомбу, но нас обнаружил Громовержец и его друг Деформер. Деформер напал на Шершня, а Громовержец занялся мной, и хотя он мог убить меня одним пальцем, он просто оттолкнул меня, не причинив вреда. Шершень не видел этого, потому что Деформер сильно его повредил. Я всегда удивлялся, почему Громовержец тогда меня не убил, но теперь я понял. Это потому, что он воин, а не убийца, он никогда не был десептиконом.
Несмотря на печаль, Карли улыбнулась. Это правда. Она заглянула в искру Громоврежца и увидела там доброту.
- Эй, дуэль вот-вот должна начаться! – крикнул Скалолаз. Немногочисленная группа автоботов, оставшихся на Земле собралась у экранов Телетрона-1.
Люди встали, но Карли отвернулась.
- Я не могу на это смотреть. Иди, если хочешь, Спайк, а я побуду снаружи.
Спайк немного поколебался, и пошел вслед за своей подругой.

***

- Прайм, мы проверили весь квадрант Ипсилон, но десептиконов там не обнаружили, - сказал Паникер, подходя к очень серьезному Оптимусу Прайму.
- За исключением твоего старого знакомого Скандалиста, да, Паня? – злобно сказал Апперкот, - Скажи-ка, твоя любовь к нему когда-нибудь пройдет?
Паникера явно сильно раздосадовало это замечание, но на шутку никто не среагировал – слишком тяжелая атмосфера царила сейчас в штаб-квартире автоботов в Йаконе.
Оптимус слегка кивнул.
- Хорошо, Паникер, продолжай наблюдение. Сыщик, что с нашими отрядами?
Первый офицер подошел к лидеру.
- Готовы выступить по вашей команде.
- Хорошо. Пусть будут в полной готовности. После дуэли Мегатрон сделает свой ход и мы должны быть к этому готовы. Когда бой закончится, пошли помощь Громовержцу. Неизвестно, как отреагируют десептиконы, если их первый офицер будет убит.
- А что, никто не допускает такую возможность, что это Громовержец превратится в шлак? – подал из угла голос Привод.
Мерцатель бросил на него сердитый взгляд.
- Заткнись, ржавое ведро. Он победит.
- Эй, я просто хочу сказать, что он будет сражаться не совсем со слабачком, знаешь ли.
- Замолчите, вы оба, - сказал Сыщик, - дуэль начинается.
Оптимус Прайм не отрывался от экрана, выражение его лица было таким же серьезным, как если бы на арене дрался не на жизнь, а на смерть кто-то из его автоботов.

***

- Спроси его.
- Нет, сам спроси, глюколовка!
Дикий подтолкнул Громилу вперед.
- Ну давай же, шлакоголовый, за один вопрос Мегатрон нас не пристрелит!
- А что же ты тогда сам не спросишь? Может, из-за Бархана большой босс и хорошо к нам относится, но не настолько хорошо, чтобы идти к нему и выяснять, правда ли, что он поставил на Сканди. А потом, я думаю, Вихрь врет. Мегатрон не станет делать ставки, и тем более – не на Скандалиста.
- Ага, ага, испугался, трусишка?
- Заткни свой поганый рот, а то получишь! – сказал Громила, тряся кулаком перед лицом брата.
Взрывала, стоявший позади трона Мегатрона, повернулся и бросил на кассетиконов строгий взгляд. Как он умудрялся выражать свое настроение, когда его лицо было лишено каких-либо черт, оставалось загадкой.
- Вы двое, сохраняйте тишину или я пошлю вас обратно на Землю, под присмотр Бархана.
Когда близнецы умолкли, перенеся дискуссию в область их личных коммуникаторов, Взрывала снова повернулся к командиру.
- Все готово, лорд Мегатрон. Одно ваше слово и преданные десептиконы пойдут в бой.
Мегатрон ухмыльнулся.
- Еще не время, Взрывала, еще не время… пусть мои десептиконы насладятся этим боем, возможно он окажется незабываемым. После такого стимула для их боевого духа, раздавить автоботов будет проще.
- Автоботы также заняли позиции. Они ожидают наших действий.
- И мы будем действовать. Как бы Прайм ни готовился, он и понятия не имеет о том, что его ждет. Кто бы мог подумать, Взрывала, что, в конечном счете, это всего лишь отвлекающий маневр, который приведет нас к окончательной победе над автоботами?
Смех, которым Мегатрон завершил свои слова, был привычен для всех, непривычной была тишина, которая за ним последовала. Ведь Скандалиста, который вечно указывал на слабые места в планах лидера, здесь не было и внезапно это показалось таким неестественным, что некоторые десептиконы почти заскучали по нему.
Все были возбуждены, заключая ставки и споря о том, кто из сикеров, дравшихся с ними бок столькие ворны, сегодня прекратит существование. Все, исключая Мегатрона. Он спокойно сидел на своем троне перед большим экраном, на котором вот-вот должно было появиться изображение двух его лучших воинов, убивающих друг друга. На его грубом лице была легкая усмешка. Это зрелище ему явно придется по вкусу. Мегатрон одержит свою победу вне зависимости от того, какая из его пешек умрет.

Кибертрон начал оплакивать бойцов заранее. С неба закапал кислотный дождь - тихие, но болезненные слезы, которые жгли и сыновей и их мать.
Когда остаешься один, у тебя есть время и место, чтобы подумать о том, что в обычное время никогда не пришло бы в голову. По крайней мере не в голову такому, как Деформер.
Он потерял счет бримам. Сколько времени он пробыл здесь, спрятавшись на этом подуровне под полуразрушенным Коллизеем? Никто в Полигексе не заметит его отсутствия, в последнее время он превратился в тень, из-за распада триады и из-за его бывших отношений с самым знаменитым предателем в истории десептиконской империи.
Обмануть камеры было легко, особенно когда ты умеешь телепортироваться. Он прекрасно знал, что не должен был здесь появляться. Кроме угроз Скандалиста, существовал неписанный кодекс дуэлей, по которому присутствие наблюдателей на них было запрещено и единственная оптика, которой было позволено смотреть на дуэлянтов была оптикой камер, передающих изображения славы и смерти, которой суждено будет случиться сегодня. Но Деформер привык нарушать запреты. Он оказался здесь не в первый раз. Он уже побывал здесь когда-то, давным-давно, в сопровождении как раз тех, кто сейчас стоял друг против друга на поверхности арены.

- Сканди… можешь отпустить мою руку. Мы уже на месте.
- Не напрягай вокалайзер, Деф. Его сейчас стошнит.
- Ооо, шлак, Сканди, даже и не думай об этом! Я только вчера покрасился! Шлак, отпусти мою руку, слышишь? Я вас с Громом сюда телепортировал, но нянькой быть тебе не собираюсь. Ты понял?
- Он в первый раз, дай ему прийти в себя. Помню, в первый раз мне тоже было плоховато, особенно учитывая то, что ты телепортировал меня, даже не спросив.
- Ладно, ладно… может ты и прав, Гром… Как ты себя чувствуешь, Сканди? Получше?
- Д… да…
- Давай, присядь, Сканди. Хреново выглядишь.
- Я… в порядке. Громовержец, не лезь не в свое дело!
- Как всегда, полон благодарности… Ладно парни, хватил лаяться. Мне удалось доставить нас сюда, верно? У нас будет лучший вид на весь Коллизей!
- Вот только поэтому я тебя и не убил, ты, тупица! Ты худший из телепортеров, которые когда-либо выходили у Вектора Сигмы!
- Вы, двое, заткнитесь. Если нас здесь поймают – выгонят из Академии, и это еще если нам повезет. Если нас увидят эти гладиаторы – убьют на месте, не сомневайтесь. Кроме того, бой начинается…
- Где, Гром? Где он?
- Вот там…
- Это Мегатрон? Он какой-то маленький… Хех, тот второй больше его раза в два.
- Это точно. Жаль, что не в три, тогда, может, у него был бы шанс.
- О чем ты говоришь? Этот парень разорвет Мегатрона на куски!
- Деф, тогда ты точно ничего не знаешь о Мегатроне.
- О чем ты, Гром?
- Просто смотри, как он возобладает над своим противником так же, как возвысится над ареной и толпой.
- По-моему, ты преувеличиваешь. Ты согласен, Сканди? Сканди… ? Ха, Гром, похоже у нас проблема… Сканди, видать… потерял дар речи. Сканди, ты что, влюбился? Сканди! Скажи что-нибудь и сделай другое лицо!

- У людей есть поговорка насчет безгрешных и первого камня, - сказал Скандалист, - ты без греха, Громовержец? Тогда брось в меня камень.
Шлаков Скандалист…. Откуда, шлак, он набрался таких слов? Похоже, он всегда знал, что сказать – что-нибудь колкое. Это бесило Деформера до глубины души, всегда бесило.
Все казалось таким нереальным… его два сотриадника собираются разорвать друг друга на куски, те же самые меха, с которыми он летал бок о бок с самой академической юности, когда мечты и шалости были смыслом жизни. Когда все успело так измениться?
Деформер даже не знал, зачем он сюда проник, точно не для того, чтобы разглядеть все получше. Может, он телепортировался, чтобы стать свидетелем официального прекращения существования их трады, может – чтобы увидеть, как один его брат убьет другого… Несмотря на все, что он сейчас чувствовал, они оба были его сотриадниками, его братьями, летунами, с которыми он прошел через много битв, меха, которым он доверял свою жизнь…
Может, он пробрался сюда, чтобы сказать свое собственное слово, но какое – его процессор отказывался понимать. Как он его скажет – и против кого – это еще не было решено.
В центре арены Громовержец сжал руку Скандалиста и между ними буквально проскочили искры. Но чувства, которые испытывали сейчас друг к другу дуэлянты, были далеки от любви – в оптике обоих сикеров, сжавших друг другу руки руки в крепчайшем рукопожатии, которое было когда либо в их жизни, светились смертоубийственные намерения.
- Забавно, - хмыкнул Скандалист, - не помню, чтобы мы когда-нибудь с тобой пожимали руки.
- Да, это в первый раз, - ответил Громовержец, сдавливая ладонь бывшего солетника сильнее и получая то же самое в ответ, - И учитывая, как ты любишь красивые фразы, можешь добавить что-нибудь глупое насчет того, что это будет и в последний. Или это ты собираешься первым бросить в меня камень?
Скандалист ухмыльнулся:
- Вижу эти смешные знаки на крыльях добавили тебе гонора… Нет, на этот раз не будет никаких красивых фраз. Давай сразу перейдем к твоей смерти.
Скандалист еще не договорил, а его нуль-луч уже активировался, но Громовержец был наготове и отразил первую атаку энергетическим щитом. Правда, недостаточно быстро – нуль-луч слегка задел его руку, ту, что держала руку Скандалиста, и она сразу же стала неметь.
- Хех, - сказал Скандалист, отпрыгивая назад, чтобы увеличить расстояние между собой и соперником, - Я прямо слышу, как твои автоботские дружки по всему Йакону сейчас называют меня за это читером.
Громовержец встряхнул рукой, медленно возвращая ей полную силу.
- Ты сам это сказал. Но я бы лучше назвал тебя глупцом. Я хорошо знаком с твоим нуль-лучом и с твоей самонадеянностью. И если действительно хочешь меня победить, тебе надо стараться лучше.
Скандалист рассмеялся.
- Я всего лишь разогреваюсь. Я и не ждал, что ты падешь от моего нуль-луча в самом начале боя… это меня бы сильно разочаровало. Но и ты не жди, что я упаду прямо тебе в руки.
Громовержец ухмыльнулся.
- Я и не жду. Я знаю, что ты глуп, но не настолько, чтобы сражаться врукопашную с меха, который явно сильнее тебя.
- Явно сильнее? Не обманывай себя, Громовержец. Ты, может, и силен из-за своего наземного происхождения, но, знаешь ли, я полон сюрпризов.
- Все что я знаю – так это то, что ты слишком много говоришь.
- Больше драки, меньше слов, да? Ну и прекрасно! Если ты так хочешь умереть, буду рад помочь. Трансформируйся, глупец! Трансформируйся и покажи мне из чего ты сделан, потому что я собираюсь показать тебе величие истинного сикера! В небе тебе со мной не сравниться, Громовержец. Ты никогда со мной и близко не стоял и сегодняшний день не будет исключением. И запомни – ты не уйдешь с арены живым!
Громовержец не ответил. По крайней мере – не при помощи слов. Он трансформировался и последовал за красно-голубым сикером в бескрайнее поле боя, стихию свободы и смерти. Они оба были летунами и не могли бы сражаться между собой ни в каком другом месте. И хотя их полем боя мог стать весь Кибертрон, они молчаливо решили оставаться в пределах арены, им обоим было что доказывать, не только самим себе, но и своему знаку.
Скандалист был самым быстрым летуном – это знал каждый кибертронец, и его скорость и летные навыки стали бы смертным приговором любому, кто решился бы выступить против него один на один. Автоботские летуны быстро поняли, что если они хотят получить хоть какой-то шанс в бою против десептиконского командующего ВВС, то они должны действовать сплоченно, как команда, а не по отдельности, чтобы превратить небо вокруг Скандалиста в его врага. Но опыт научил их и тому, насколько сложно было этого достичь, поскольку именно это любил делать Скандалист. Ему нравилось изолировать соперника и играть с ним до тех пор, пока сама идея о том, чтобы оставаться в воздухе не превратится в нечто ужасающее и затем сбить его без всякой жалости. Кое-кто из тех, кто выжил после такого боя больше никогда не осмелились снова подняться в небо.
Поэтому и десептиконам, и автоботам, налюдавшим за боем, показалось странным, что Скандалист не стремится убить соперника, едва оторвавшись от земли. Хотя это было не так уж странно, принимая во внимание, что его противнык был способен производить звуковые удары, способные вывести из строя любого летуна в округе. Обычно Громовержец очень аккуратно обращался с этой своей способностью – когда он не хотел зацепить солетников, но учитывая, что в даны момент единственный летун поблизости был его врагом, не оставалось сомнений, что он не будет ограничивать себя в использовании этого своего, возможно единственного, козыря.
Первый маневр его соперника показал, что он с уважением относится к спецспособности своего солетника. Оторвавшись от Громовержца на безопасное расстояние, Скандалист поднялся круто вверх и обрушил на своего преследователя дождь из кластерных бомб.
Громовержец без проблем ушел от них, одновременно открывая огонь из лазерной пушки, от которого Скандалист увернулся с такой же легкостью. Без сомнения, они знали друг друга слишком хорошо, и, возможно, победу в этом бою одержит только тот, кому удастся привнести в него элемент неожиданности.
- Знаешь, что это мне напоминает, Гром? – сказал Скандалист по внутренней связи, - наши тренировки в военной академии. Сколько раз ты тогда меня победил? Ах, да… нисколько.
В ответ Громовержец снова открыл огонь. На этот раз ему удалось слегка задеть брюхо Скандалиста.
- Тем приятнее будет сделать это в первый раз. Что, больно, Скандалист?
- Не больнее, чем касание перышка, но, боюсь, ближе тебе сегодня подойти не удастся. Получи, грязный предатель
Скандалист нырнул вниз так быстро, что падающая звезда по сравнению с ним показалась бы медленной, заодно это не давало возможно его сопернику использовать звуковой удар. Как он и предполагал, Громовержец, вместо того, чтобы контратаковать, попытался защититься, но недостаточно быстро и острый край Скандалистов крыла оставил тонкую, но глубокую рану на его боку. Атака была такой быстрой, что энергон, брызнувший из раны его противника, даже не успел попасть на его фюзеляж.
- А это как тебе? – спросил Скандалист с издевкой, - Больно?
- Почему мне должно быть больно? Ты что, что-то сделал?
Скандалист рассмеялся и начал закладывать круги вокруг своей жертвы, сужая их все больше и больше. Он был уже опасно близко, когда небольшой разряд из корпуса Громовержца заставил его изменить курс.
- Снова ионизируешь атмосферу, Громовержец? Как умно…
- Всего лишь хочу напомнить тебе о нашей последней встрече. Удивляюсь, что ты этого не предвидел.
- Хм, полагаю, ты должен иметь хоть что-нибудь, чтобы скомпенсировать мое громадное преимущество в скорости. Бьюсь об заклад, тебе в этом помогли твои автоботы. Ну вот, из-за твоей новой игрушки, моя навигационная система пошла к Юникрону.
- И скоро туда отправишься ты сам! – прорычал Громовержец, внезапно превращаясь из добычи в преследователя. Скандалист свернул с курса, уклоняясь от столкновения, которое для него могло бы оказаться смертельным. Фюзеляж Громовержца был тяжелее, чем его собственный и ясно было, кто лопнет как мячик, если они врежутся друг в друга. Но скорость Скандалиста не смогла бы превзойти скорость лазерного луча и теперь его брюхо получило нечто большее, чем просто легкое касание.
- Шлак! – вскрикнул Скандалист, когда в темное небо из него брызнула струя топлива, -хватит игр! Я тебя сейчас прикончу!
После того, как Скандалист восстановил равновесие, не осталось никаких сомнений в том, почему его называли Принцем неба. Оно было не только его стихией, но и продолжением его самого и он отлично продемонстрировал этот факт своему бывшему солетнику.
Громовержец отреагировал так быстро, как никогда в жизни, но все равно ему не удалось избежать попадания в носовой конус. Черный дымовой след, потянувшийся за ним как темное предзнаменование, подтвердил, что повреждения были серьезными.
- Ой, посмотрите-ка, кто тут тоже лишился навигационной системы! – засмеялся Скандалист, готовясь к следующей атаке.
Громовержец потерял высоту, но почти сразу же снова набрал ее, возвращаясь в прекрасный, но смертельно опасный танец, который могут станцевать только сикеры.
- Чтобы сбить тебя мне навигационная система не понадобится!
- Не теряй спокойствие, а то потеряешь голову. Разве дружки-автоботы тебе этого не говорили?
- Я скажу тебе одну вещь, Скандалист. Если я проиграю этот бой, я позабочусь о том, чтобы ты отправился в ад вместе со мной!
- Слишком мелодраматично, не находишь? Эти автоботы запудрили тебе все мозги, Громовержец. Похожу, уничтожив тебя, я только окажу тебе услугу.
Следующие очереди выстрелов нашли свою цель. Взрывы и короткие замыкания отметили повреждения, которые получили оба сикера, но скорость Скандалиста внесла свои коррективы. Несмотря на дым и утечку топлива, он уверенно оставался в воздухе, а Громовержец начал терять высоту, и его снижение не многим отличалось от свободного падения.
- Вот так пишется история! – прорычал Скандалист, направляясь к сопернику, - и вот так уничтожают предателя!
Оглушающий гром прокатился по Коллизею и его окрестностям. Если бы у Каона была память, он сразу бы вспомнил, когда слышал его в последний раз – звук, который может произвести только повелитель грома, утверждающий свои права.
- Совершенно верно, Скандалист, это станет концом величайшего предателя – тебя! Твоя самоуверенность всегда была твоей главной слабостью, я ждал от тебя большего!
Скандалист закрутился в невозможных маневрах, отчаянно пытаясь восстановить баланс после тотального отказа сенсоров, вызванного звуковым ударом. Любой другой летун уже разбился бы, но только не он. Он восстановился удивительно быстро, но было слишком поздно.
Его фюзеляж сильно встряхнуло – Громовержец, трансформировавшись в робоформу, навалился на него, обхватив руками и ногами.
- Забавно, что ты вспомнил моих автоботских друзей, Скандалист… Они научили меня кое-каким приемам, например вот этому. Джет-дзюдо, вспоминаешь?
С этими словами Громовержец начал бить Скандалиста по носовой части, от его ударов по кокпиту пошли трещины. Старскрим вскрикнул от боли, принимая важное решение. Отказаться от альтмода – и, тем самым, от своего самого большого преимущества, или умереть. Выживание, разумеется, было важнее и он трансформировался в робоформу, вступая с Громовержцем в рукопашный бой. Громовержец, обычно, быстро одержал бы верх в таком бою, но он только что потратил слишком много энергии на звуковой удар и Скандалисту удалось выстрелить ему в упор в правое плечо. Повреждения были серьезными, но Громовержец, казалось, был сильнее боли.
Сила притяжения никуда не делась и оба бойца упали на землю. Они рухнули на полуразрушенные ступени Коллизея, довершая то, что начали война и время. В последний момент, Скандалисту удалось оказаться сверху Громовержца и его падение оказалось относительно мягким, но он все равно прокатился вниз по лестнице и ударился о барьер, разделявший зрительскую зону от арены. Его оптика на мгновение погасла, но вскоре он снова зашевелился. Он поднялся на одно колено и медленно встал. Его грудные пластины были разбиты и внутренности правого бедра торчали наружу, но, в целом, он выглядел довольно функциональным.
Он посмотрел вверх, но там ничего нельзя было разглядеть в клубах дыма и пыли. Следуя тактическим программам и своему инстинкту, он поднял наручные пушки и заковылял к своей цели, и его единственной целью было убить.
Он начал стрелять, как всегда следуя правилу – «сначала стреляй, а потом задавай вопросы» и стрелял пока у лазеров не кончился заряд, его оптика горела яростью и бешено вращающиеся вентиляторы выдавали страх и желание закончить бой как можно скорее. И когда кусочки камня перестали рикошетить от его брони и облако дыма подползло к ногам, Скандалист пошатнулся, пытаясь сохранить равновесие, но продолжая целиться в то, что было перед ним.
Он пронзительно вскрикнул, когда его схватили две показавшиеся из дыма руки и обе его наручные пушки оказались оторваны крайне жестоким образом. Громовержец отпустил его, но только затем, чтобы направить свое смертоносное оружие ему в лицо.
- Нет! – крикнул Скандалист, пятясь назад и инстинктивно выставляя руки перед собой, - Не стреляй!
Громовержец выглядел ужасно. Одно его крыло было почти оторвано и по всему телу зияли рваные раны, но он, похоже, решил сегодня остаться на ногах во что бы то ни стало. На его лице блуждала смесь из ухмылки и гримасы боли.
- Мне не нужно оружие. Я выиграю этот бой без всяких преимуществ.
Звук лопнувших креплений, казалось, прокатился по всему Кибертрону - Громовержец сорвал со своих предплечий наручные пушки. Безоружные, оба сикера подошли к финалу своей битвы.
- Глупец! Ты только что потерял единственный шанс на победу! – прошипел Скандалист, не обращая внимания на энергон, стекавший по его рукам.
Громовержец бросился на него так быстро, что Скандалист только чудом удержался на ногах. Он попятился назад, когда руки Громовержца сомкнулись на его шее. Казалось, что для Скандалиста настал последний час, но у десептиконского командующего ВВС был еще козырь в рукаве. Громовержец вскричал от боли и разжал свою хватку, потому что из предплечий Скандалиста выскочили два острых лезвия и пронзили его броню.
- Кричи сколько хочешь! Как видишь, я тоже поставил себе кое-какие апгрейды, - ухмыльнулся Скандалист, - ты старался подготовиться к бою с настоящим летуном, а я готовился встретить землегрыза, который уцепится за рукопашную, как за единственный шанс на победу. Знаешь, почему ты сегодня умрешь, Громовержец? Потому что, как бы ты не изменил свой корпус, тебе не избавиться от вони, которую издает твое грязное автоботское происхождение!
Громовержец зарычал и впечатал свою голову в лицо Скандалиста, заставляя того отступить, но десептикон удержался на ногах. Оба они, казалось, понимали, что тот, кто упадет, больше никогда не встанет.
Разъяренный из-за разбитой оптики, которая теперь украшала его лицо, Скандалист набросился на Громовержца, не обращая внимания на разницу в физической силе. Он обхватил его и попытался повалить и Громовержец был вынужден сделать пару шагов назад, но в ответ он стал бить Скандалиста по спине, прямо по основаниям крыльев, заставляя противника застонать.
Сплевывая энергон, Скандалист умудрился ухмыльнуться.
- Какая ирония… ты был так уверен, что драка на земле – это твой конек, но на самом деле все оказалось наоборот.
Громовержец вскричал от боли и отбросил Скандалиста, потому что его среднюю секцию проткнули четыре лезвия, появившиеся из Скандалистовой брони.
- А теперь, в качестве торжественного финала, я разрублю тебя пополам! – воскликнул Скандалист, его правое запястье открылось и оттуда выскочил засиявший смертельным блеском тонкий, но острый лазерный меч.
Громовержец попятился назад, но быстрота Скандалиста не оставила ему ни единого шанса. Меньше чем в наноклик он оказался над противником, занося меч. В последний момент Громовержец закрыл голову рукой и меч пришелся на нее, оставив глубокую рану на предплечье. Но больше Громовержец ничего не смог сделать; Скандалист сделал еще один выпад и на этот раз его меч вонзился Громовержцу в грудь.
- Все кончено, - прошипел Скандалист, - ради тех ворн, что мы были солетниками, я сделаю это быстро, но не менее болезненно.
- Да, все кончено, - сказал Громовержец удивительно спокойно, - для тебя.
И, как будто не чувствуя боли, Громовержец сомкнул руку на лазерном мече. Вонь паленого метала наполнила воздух, рука автобота начала плавиться.
- Ты… ты безумный ублюдок! – вскричал Скандалист, выпуская меч и отступая назад.
- Я кое-что понял, - продолжил Громовержец, вытаскивая меч из своей груди, его голос никогда еще не был таким спокойным,- ты боишься, Скандалист, ты боялся всю свою жизнь. Сейчас мне тебя жаль как никогда. Сдавайся и я тебя пощажу.
- Ты… меня пощадишь? – выкрикнул Скандалист, дрожа от ярости, - я никогда не сдамся! Я тебя сейчас убью, понял? Вот что я сделаю!
Из другой руки Скандалиста появился еще один лазерный меч, но прежде чем он смог нанести новый удар, точный выстрел разбил его оружие надвое. Лицо Скандалиста еще никогда не становилось таким шокированным, он повернулся направо и увидел непрошенного гостя.
- Ты? Я сказал тебе держаться подальше от этого! – крикнул он, изумленный настолько же, насколько взбешенный.
Громовержец успел взглянуть на неожиданного спасителя, прежде чем тот исчез, но на его лице не было ни следа благодарности, только шок.
Скандалист, в замешательстве, повернулся к Громовержцу, но на этот раз автобот не медлил. Он включил бустеры и врезавшись в Скандалиста со всей оставшейся энергией, обхватил его за талию и поднялся вместе с ним в небо. Скандалист закричал от боли в сдавленном грубым захватом корпусе, в первый раз не радуясь возвращению в собственную стихию.
Но Громовержец не собирался оставаться в небе надолго. Набрав высоту, он перевернулся, оказавшись сверху Скандалиста и со всей энергией, остававшейся в бустерах, понесся обратно к земле. За мгновение до удара Скандалист успел взглянуть вниз, на ту же арену, где все началось и где все сейчас закончится.
Раздался оглушительный звук и поднялось внушительно облако пыли – оба сикера врезались в центр Коллизея, пробивая в нем большую дыру.
Немедленно воцарилась тишина, та же самая тишина, что стоит обычно в усыпальнице. Дуэль закончилась, соберя очередной урожай из смертей и горьких побед.
Со своих отдаленных позиций автоботы и десептиконы с тревогой ждали исхода, ждали выжившего; никто, после всего, не назвал бы его победителем.
Наконец, после нескольких напряженнейших астросекунд, над обломками появилась одна рука.
Рука Скандалиста.
Оторванная.
Отбросив свой страшный трофей, сильно израненный Громовержец вылез из дыры, его лицо было пустым, на нем не было ничего, хоть отдаленно напоминавшего торжество победителя.
Он встал, единственный выживший, которому было нечего праздновать.
И заковылял к выходу, окруженный полнейшей тишиной, которая, казалось, сейчас стояла над всем Кибертроном.
- Я думал, что главный шутник у нас - это я, но ты меня превзошел.
Громовержец остановился, не удивляясь чужому голосу, но явно смутившись. Он повернулся и увидел Деформера, который смотрел на него, но не в оптику, а на автоботские знаки на крыльях.
- Деф, тебе не надо было вмешиваться … Уходи, ты не знаешь, во что влезаешь.
Оптика Деформера сузилась, он поднял наручную пушку.
- Защищайся, предатель! Я не Сканди, я пришел сюда не для того, чтобы проиграть!
Громовержец отступил назад, инстинктивно подняв руки в миротворческом жесте, пытаясь успокоить бывшего сотриадника.
- Нет… брат, подожди…
- Ты предал десептиконов! Ты предал меня!
- Подожди! Брат!
- Предатель.
Это было последним, что услышал Громовержец. Он видел, как пушка Деформера изрыгнула убийственный огонь, но не обратил на это внимания. Все его чувства сконцентрировались на холодности, с которой это слово было произнесено.
И когда его грудная секция взорвалась и сознание начало уходить из поврежденного тела, Громовержец подумал, что это, возможно, было последним, что он услышал в своей жизни.

@темы: Изгой

URL
Комментарии
2011-06-19 в 21:55 

just_war
Больше, чем встречает глаз
Мне даже не Сканди и не Грома, а Дефа было жалко. (((

Касетники, как всегда, неподражаемы. ))

URL
2011-06-19 в 22:05 

Noradyn
Когда-то давно мне хотелось спасти всех раненных в жопу на этой планете, но бог оказался на высоте и меня не услышал.
Все очень печально закончилось, я как-то надеялась, что все-таки он выживет. И Скандалиста, как всегда... :(

2011-06-19 в 22:10 

just_war
Больше, чем встречает глаз
Звезда Фомальгаут

ЭЭ, не хочу спойлерить, но в вашем комменте слово "закончилось", э... слишком окончательное. ))

спойлер

URL
2011-06-19 в 22:13 

Noradyn
Когда-то давно мне хотелось спасти всех раненных в жопу на этой планете, но бог оказался на высоте и меня не услышал.
just_war
Оу! Я вот прочитав предыдущую запись про Изгоя решила, что эта - последняя)

2011-06-19 в 22:15 

Leyna Camaro
Life muse
just_war Угу, я когда в английском варианте читала, мне тоже Дефа больше всех жаль было

2011-06-19 в 23:05 

just_war
Больше, чем встречает глаз
Rena Trinity ага.

Ах, вот что еще хотела сказать - вот Карли я тут не могу понять совсем. Она по всепрощению фору даст сотне Оптимусов.
жалеть безжалостного робота, который размажет сотню людей и не заметит и который, именно этим все предыдущие два года и занимался - это сильно.
Реально, ей радоваться надо было бы, что одной угрозой станет меньше, так нет...

URL
2011-06-20 в 02:36 

Leyna Camaro
Life muse
Она меня и по сериалу раздражала, назойливая блонда однако)

2011-06-22 в 00:17 

Биполярная Сова
Слэшер, бета-версия.
Мне тоже Дефа жалко. :depr:
читать дальше

2011-06-25 в 13:07 

_Эли_
Патриот вечной зимы
Блин, меня всю трясло, когда читала.. Да что, там.. Колотила нервная дрожь. Очень жестокая и поэтому эмоциональная глава.

2011-06-25 в 20:42 

just_war
Больше, чем встречает глаз
_Эли_ спасибо!! я так ждала признания того, что кого-то эта глава потрясет. ))
Но это еще не последнее потрясение. ))

URL
2011-07-05 в 20:55 

_Эли_
Патриот вечной зимы
кого-то эта глава потрясет
Потрясет - мягко сказано..

     

just_war

главная